Главная \ Пластическая хирургия

Пластическая хирургия


Пластическая хирургия – настолько тонкая, конфиденциальная область медицины, что поиски врача, к которому Вы почувствуете доверие, иногда, занимают не один месяц.
У нас на эти поиски ушло более 15 лет. Зато теперь мы с гордостью можем сообщить вам о том, что нам довелось познакомиться с удивительным специалистом.
Его зовут Доктор Оливер Анри Де Фран (Dr. Olivier Henry de Frahan)600523

В 2013 году он возглавил рейтинг «10 лучших пластических хирургов мира» (The Top 10 Best Plastic Surgeons in the World).


Доктор Оливье Анри Де Фран – пластический хирург высшего класса, который создает новый естественный облик светских персон, супермоделей и голливудских звезд.

Пластический хирург французского происхождения, доктор Де Фран – специалист с мировым именем, которого ценят за естественность результатов его работы. Он считает, что приобрел свои навыки в детстве, которое проходило в Танганьике (Восточная Африка). Его родители (отец – бельгийский аристократ) постоянно указывали ему на то, что эстетическое удовольствие можно получить, рассматривая вулкан, цветок, женщин из племени Тутси, линии бегущего леопарда. «Я узнал все о красоте природы, поэтому я люблю красоту». Прекрасная женщина, которая доверяет мне свое лицо – это лучший подарок для меня. Она доверяет мне свой образ, свою уверенность в себе. В нашу эпоху, когда многие женщины, которые постоянно находятся на виду, прибегают к различным хирургическим процедурам для изменения своей внешности, доктор Де Фран применяет другой подход. Он считает, что так называемые «мягкие техники» -инъекции Рестилайна и Ботокса – в большинстве случаев проводятся некорректно.
Вместо хирургического вмешательства, он стремится сделать так, чтобы его пациенты выглядели гармоничнее, свежее и лучше, при этом сохранив их естественность. Используются небольшие, точечные дозировки Ботокса в нужные мышцы, равно как и специальные методики – эрбиевый лазер и подтяжка кончиков бровей для того, чтобы сохранить естественную внешность пациента.
Доктор Де Фран считает, что индивидуальность – в глазах, поэтому он стал специалистом по микроскопическим корректировкам век пациентов. Он выступает за восстановление объема кожи вокруг глаз при проведении косметических операций для того, чтобы придать им более молодой вид. «Глаза стареют быстрее всего, потому что кожа вокруг них настолько хрупкая, что с ней тяжело работать. Ваш вид, ваш взгляд – это очень важно. Ведь глаза – это зеркало души. Единственный взгляд можно вспоминать на протяжении 30 лет, взглядом убивают; взглядом любят».
Получив образование в отделении пластической и реконструктивной хирургии в госпитале Фош (Париж) в 1968-1990, доктор Де Фран прошел первоначальную подготовку в отделении черепно-лицевой хирургии (детские пороки развития), ожоговой хирургии и пластической хирургии. В 1989 г. он опубликовал статью «Реконструктивная хирургия деформаций лица с параличом» и занялся частной практикой. Доктор Де Фран в основном работает в Париже, где он проводит операции в частной клинике, также он читает лекции по всему миру.

Нельзя оперировать каждого», говорит доктор Оливье де Фран. «Я отказываю трем людям из четырех, которые консультируются со мной по поводу пластических операций. Особенно это шокирует женщин из высшего света, которые являются либо богачами из Парижа или Лондона, либо работают в индустрии моды и требуют, чтобы их обслуживал наиболее востребованный доктор N».
Доктор Де Фран – Леонардо Да Винчи липосакции, Фрагонар подтяжки лица. «Пластическая хирургия – это искусство. Она должна быть искусством». Он разговаривает, переходя с французского на английский с сильным акцентом в стремлении точнее выразить свою идею. «Прекрасная женщина, которая доверяет мне свое лицо, дарит мне невероятный подарок. Она доверяет мне свой образ, свою уверенность в себе. Причем это доверие даже сильнее того, которое было бы, если бы мы с ней переспали. Большая близость». Он предлагает услуги высшего класса тем, кто знает о нем и может себе их позволить. «Мои услуги стоят дорого, да», говорит он спокойно. «Но они дешевле, чем сумочка от Hermes – в конце концов, сумка от Kelly может стоить 50 000 фунтов – а это - живая кожа с постоянным результатом, так что я должен просить больше».
Неудивительно, что доктор Де Фран рассматривает свою работу с позиций высокой моды, не только потому, что он – хирург, к которому лучшие модельные агентства посылают перспективных молодых девушек, чтобы крошечные изменения превратили их из прекрасных – в выдающихся, но и потому, что корни его семьи происходят из Парижской индустрии моды. «Когда я был маленьким, я запомнил свою мать восхитительной женщиной, одетой в наряды от Dior Haute Couture», вспоминает 58-летний доктор, за бокалом «Кайпироски» в отеле Лансборо рядом с Гайд-парком. «Она так одевалась, потому что наша семья изготавливала ткани для великих дизайнерских домов. Поэтому она и носила эти прекрасные платья. Это было волшебно».
Сейчас его мать гораздо меньше времени уделяет своему внешнему виду, потому как ухаживает за двумя детьми Оливье от (невероятно!) бывшей подруги. «Я оперировал десятерых ее лучших друзей – с отличными результатами», говорит сын мадам Де Фран. «Но она не хочет иметь с этим ничего общего, и это замечательно. В конце концов, нельзя оперировать каждого. Нельзя получить новую популяцию прооперированных людей».

В наше время, когда «уколы красоты», операции по увеличению груди, микролипосакции – стали обыденностью, возникает ощущение, что каждая женщина (а также все увеличивающееся количество мужчин), которую сфотографировали, делала ту или иную косметическую операцию. Доктор Де Фран предлагает другое решение. Он является ярым противником, так называемых мягких методов – инъекций Рестилайна и Ботокса.
«Сейчас есть риск взрастить поколение людей, чрезмерно использующих косметическую хирургию. Женщины спешат сделать инъекции Ботокса или других средств, так как это может решить их проблемы в течение часа, и это дешевле пластической операции – но очень часто такие манипуляции производятся с нарушениями и влекут за собой ужасные результаты. Я никогда не изменяю людей. Делаю так, чтобы они выглядели лучше, гармоничнее, но не изменяю. У меня есть пациенты, которые делали инъекции наполнителей, и они говорят: «Я хочу выглядеть как раньше». Однако удалить эти наполнители довольно трудно».
Вместо того, чтобы попытаться сделать своих пациентов моложе на 10 лет, его цель – сделать так, «чтобы они выглядели свежее и лучше – при этом сохранив естественность. Нужно перестать хотеть быть моложе – лицо без морщин, это лицо без выражения, и это выглядит ужасно. Некоторые морщины очаровательны. Что хорошего в подтяжке лица, которая сделает вас моложе на 20 лет и при этом вас никто не узнает? Вы потеряете индивидуальность. Нет ничего проще, чем омолодить лицо на 15 лет – растянуть, подтянуть все, что обвисло, подправить и отрезать излишки. Но это будет похоже на только что построенный дом, в котором никто не живет. Мне больше по душе сохранить облик моих пациентов, потому что каждый обладает уникальной генетической красотой и это наследие важно сохранить. В противном случае вы потеряете свою уникальность, отличия от других и свою красоту. Когда я делаю подтяжки, работаю с веками, мне хочется сделать так, чтобы в глазах других мои пациенты выглядели лучше, свежее.
Доктор считает, что индивидуальность – в глазах, его специализация – микроскопическая коррекция век пациентов. Они стареют быстрее всего – отмечает доктор. «Глазам уделяют наибольшее внимание, а кожа вокруг них настолько хрупкая, что с ней тяжело работать. Ваш вид, ваш взгляд – это очень важно. Ведь глаза – это зеркало души. Единственный взгляд можно вспоминать на протяжении 30 лет, взглядом убивают; взглядом любят». Сделать операцию на веках, сохранив индивидуальность пациента – очень сложная задача».


Нельзя сказать, что он не интересуется и другими сферами. Действительно, список его клиентов включает в себя множество супермоделей с ангельской внешностью, которые позволили себе расслабиться и питались не такой уж и здоровой пищей и теперь нуждаются в быстрых коррекциях, чтобы вернуться в законную небесную сферу. Айпэд Де Франа заполнен фотографиями моделей с обнаженными ягодицами и бедрами, которые и так кажутся довольно-таки совершенными. Однако же кадры «после» – результат работы доктора, поднимают планку женского совершенства на совсем уж недостижимые высоты. Ягодицы кажутся упругими и твердыми, гладкими, как вареные яйца. На бедрах нет ни капли жира (он выкачан и закачан в ягодицы), и линии бедер и талии выглядят, словно изгибы виолончели. «Это женщины, о которых мечтают», соглашается доктор. «Но у них могут быть какие-нибудь недостатки, способные повредить карьере. Или же они могут взять перерыв, расслабиться и набрать вес. Генетически – они очаровательны, но иногда им нужно всего лишь скорректировать кончик носа или убрать пару килограммов веса. При этом операция должна быть выполнена на самом высоком уровне, потому как им есть, что терять».
Более того – существуют голливудские киноактеры, которые регулярно посещают доктора, но о которых он не должен распространяться. Очевидно, это расстраивает его: «Смотрел церемонию вручения Оскара, и интервьюер спросил у актрисы на красной ковровой дорожке, «А вы когда-либо делали пластическую операцию?», актриса: «Я? Никогда». А за год до этого она была на моем операционном столе. Я получаю тайное удовольствие от этого, раздражает только, что я не могу подписать свои работы; я никогда не демонстрирую эти изображения; а сами известные люди, которых я оперировал, никогда об этом сами не расскажут».
К тому времени, как доктор заканчивает работу над моделями и актрисами, они обретают тела и лица, которые находятся за пределами совершенства, и это такая же проблема для доктора, как и для тех из нас, кто неосознанно любуется результатами его работы. «Мужчины влюбляются в эти совершенные образы, и они никогда их не найдут. Они не существуют, эти идеальные люди», признает доктор. Сам он никогда не был женат, потому что тоже был обманут мечтами о невозможной красоте. «Я влюбился в картинку, теперь у меня от нее дети (его бывшая модель)», говорит он. «Они великолепные дети – мои лучшие результаты». Он пробовал применить хирургию на собственной подруге, но лишь по мелочи. «У моей подруги была искривлена носовая перегородка, и я прооперировал ее, потому что она сопела и мешала мне спать. Это всего лишь небольшая коррекция». Как и многие пластические хирурги, он тоже не поддался соблазну сделать операцию себе – доктор очень высокий, худой и загорелый, с очень худощавым лицом и всеми морщинами, соответствующими его возрасту.

Будучи молодым врачом, он стажировался и работал в госпитале, специализирующемся на черепно-лицевых травмах, оперируя сильно изуродованные лица – восстанавливая лица жертв пожаров или детей с врожденными дефектами. Но после этого он переключился на пластическую хирургию. Почему? «Потому что я влюблен в красоту».
«В детстве я узнал все о красоте, о настоящей красоте природы. Кто-то любит деньги, кто-то роскошь. Моя страсть – красота».
При этом он вполне осознает парадокс между сказанным выше и тем, чем он занимается ныне. «Я люблю природу, делая самые неестественные в мире вещи», вздыхает он. «Я раскрываю других людей, это сумасшествие и совершенно неестественное занятие». Но это действительно объясняет то, почему он так стремится сказать «нет» своим потенциальным пациентам: «Бывает, общаешься с женщинами, которые красивы, но не понимают этого. И они просят помочь им, а ты отвечаешь «Но вы же прекрасны. Что же я еще могу для вас сделать? Может быть, вы просто несчастны, может быть, вы видите себя в дурном свете? Не нужно менять себя, измените освещение».

    Мы публикуем эти фотографии с разрешения пациентов и доктора.

photo face 1 photo face 2 plast1